Каков он — металл будущего?

Ученые утверждают, что железный век кончился. Какой же сейчас век? Академик В.В.Коршак  считает, что сейчас настал полимерный век: «…мировое производ­ство полимерных материалов сей­час уже превысило выплавку ста­ли, если, конечно, исчислять их выпуск в объемных единицах. Это означает, что теперь уже не в пе­реносном, а в самом буквальном смысле железный век в истории человечества сменился веком поли­меров». Другие считают, что сейчас настал информационный век. Действительно в быту и на работе нас все больше и больше окружают пластмассы, а без компьютеров сейчас никуда не денешься. Но неужели металлы сдадутся? Заглянем же в лаборатории ученых. Может быть, не сталь, а совершенно другой металл будет основой мировой экономики? Что нас ожидает в будущем? 

Сейчас странно слышать, о том, что какие-то другие металлы, кроме привычных нам, станут основой мировой экономики,  но современные теории ученых подтверждают этот факт. В чем же дело?  Всему виной новейшая теория строения Земли. В кабинетах ученые вычислили, что ядро земли весит чуть больше, чем предполагалось. Из этого следовало, что и состав у ядра другой. Из  этих  «мелочей» и возникла новая гидридная теория строения Земли. Что же и как по этой теории будет дальше?
Согласно этой теории в центре Земли содержится большое количество водорода. Почему же этот легчайший газ не выходит на поверхность планеты? Просто газ под землей находится в связанном виде в особых металлогидридных композициях. Водород, оказывается, прекрасно растворим металлами, которые впитывают его, как губка воду. А так как давления там колоссальные то в отличие от губки, металлогидриды могут содержать водорода  в тысячи раз больше своего объема.

Впервые о теории  металлогидридного строения земного ядра   двадцать лет назад заявил геолог Владимир Ларин. Он, проводя на Севере глубинные бурения в поисках месторождения полезных ископаемых, понял,  как и из чего сделана наша планета. Его практические исследования были подкреплены теорией. Металлогидридная теория возникла на стыке астрофизики, геофизики и геологии.
У Земли вовсе не железное ядро, как учили нас в школе, а кремниевое–магниевое–железное, насыщенное водородом под высоким давлением. Из ядра Земли водород постепенно поднимается на поверхность. Именно из этого водорода на Земле возникла вода, он же участвует в образовании энергоносителей — природного газа и нефти.
По металлогидридной теории Владимира Ларина, в отдельных местах Земли на глубине всего нескольких километров находится практически чистый расплав магния. При этом он составляет едва ли не треть подземных богатств Земли. Это прекрасный легкий металл, широко применяемый в самолетостроении. Магний в полтора раза легче алюминия, но дорог, так как получение его из окислов требует огромного количества энергии. Но если есть возможность получать из недр его в практически чистом виде, то железный век кончился и мы на пороге века  магния. От несметных и дешевых залежей чистого магния и алюминия нас отделяет три-пять километров. Это вполне достижимые глубины. Для проникновения туда не нужно техники завтрашнего дня, достаточно техники дня вчерашнего. Почему же мы до сих пор не стали добывать этот чудесный металл?
Нас подвела политика. Еще в 1989 году в Геологическом институте состоялось совещание в Академии наук  СССР, где заслушали отчет  Ларина и решили: «Рекомендовать сверхглубокое бурение (до двенадцати километров) в области современного рифтогенеза (это те места где оболочка Земли наиболее тонка)… Предложить в качестве объекта исследования Тункинскую впадину, где бурение может иметь исключительное значение для энергетики и экологии, так как позволит проверить и оценить  научно-обоснованную возможность обнаружения принципиально нового и экологически чистого энергоресурса, могущего составить достойную конкуренцию традиционным энергетическим источникам…» Это значило, что просверлив скважины, предполагалась добраться до подземных расплавов легких металлов. При этом можно было бы добывать металлы практически в чистом виде, да еще и получать для энергетики в огромных количествах водород, окисляя их.
Недалеко от Байкала, есть земные впадины, где толщина земной коры составляет всего 4—5 км. На Земле подобных мест немного, большая их часть находится на дне Мирового Океана, а оттуда добывать магний труднее. До бурения дело тогда так и не дошло. Стране было не до экспериментальных скважин. Но надеемся, что в скором времени ситуация изменится. В эту перспективную отрасль польются финансы, а из недр Земли потекут огненные реки легких металлов. Основой промышленности станет магний. Все от пуговиц и автомобилей до космических ракет будет делаться из него и его сплавов. Появление железа было революцией для промышленности, но не меньшей революцией, будет и эра легких металлов. Они станут основой экономики. А это будет совершенно новая экономика.

Александр Макаров

0 Replies to “Каков он — металл будущего?

  1. мне не ясно название… предлагаю или убрать вопросительный знак и оставить "Металл будущего", или сформулировать вопрос, к примеру "Каков он — металл будущего?"

Добавить комментарий