Клинки с неба. Часть первая. Космический рудник

«Кинжалы Тутанхамона»

Давным-давно, еще в свои студенческие времена, я заинтересовался булатом — древним клинковым металлом, а попутно и холодным оружием из него. В те уже почти забытые сегодня советские времена доступной литературы на эту тему практически не было – всего несколько книг за всю историю России. Классические, но тоненькие и столетней давности труды Аносова и Беляевых, да современная, но уже также классическая книга Гуревича «Загадка булатного узора». Увы, даже в них я не нашел внятного объяснения – что же такое этот самый булат и в чем, собственно, его секрет. Пришлось докапываться самому, а поскольку булат металл древний, то и поиски его истоков я начал с самого начала – с древней и уже экзотической для нас металлургии. Оказалось, что там столько всего интересного…

Например, пока железо не научились добывать из руд, оно стоило в буквальном смысле дороже золота (примерно в пять раз) и использовалось только для изготовления сверхпрестижного оружия. Так, в гробнице фараона Тутанхамона нашли кинжал с клинком из золота, а другой его кинжал был с золотой рукояткой, но с клинком из железа. Железо практически не встречается в самородном виде, поэтому материалом для первых железных изделий послужили метеориты. Небесное происхождении железа было несомненным практически во всех древнейших цивилизациях. Шумеры называли его небесной медью, египтяне — родившееся на небе, а хетты прямо писали, что …железо произошло с неба.
Метеориты вообще находят очень редко, а железные составляют только 5% от их общего количества,  поэтому небесный источник металла не имел очень уж большого практического значения. Лишь какое-нибудь  отдельное племя могло получить «подарок с неба» в виде глыбы весом в несколько тонн. Так, например, в Гренландии нашли железный метеорит весом в 37 тонн. Точнее, нашли остаток метеорита, потому что он служил источником металла для нескольких поколений местных эскимосов, которые умудрялись откалывать от железной глыбы мелкие куски и плющили из них свои немудреные инструменты. С превеликим трудом этот «огрызок» был доставлен экспедицией Роберта Пири в Америку и сейчас он храниться в музее Метрополитен в Нью-Йорке.
Кроме гренландского, были найдены еще несколько  многотонных железных метеоритов.  Самый  большой такой метеорит упал в Америке на территории современной Аризоны. Его масса оценивается в десятки тысяч тонн и при падении этой железной скалы образовался кратер диаметром 1.200 и глубиной 175 метров, а основная масса  метеорита лежит на глубине 420 метров.
Трудно точно определить, когда впервые начали применять метеориты для изготовления клинков, но самое древнее известное сегодня железное оружие представляет собой найденный на юге Месопотамии кинжал именно из метеоритного железа,  который был изготовлен методом холодной ковки примерно в 3100 г. до Р.Х. Происхождение и крайняя редкость «небесного металла» придавала изделиям из метеоритного железа особую ценность и значение. Например, очень толковый древнеримский царь Нума Помпилий,  прославившийся своей миролюбивой политикой,  владел щитом из метеоритного железа. Шпаги российского императора Александра Первого и лидера южноамериканских повстанцев Симона Боливара были из такого же материала,  но в войнах, в которых участвовали эти два деятеля, было убито более двух миллионов человек. Конечно, эти предметы вооружения не предназначались для непосредственного использования в бою, но их символическое, а то и магическое значение бесспорно.
Осколок Сихоте-Алиньского метеоритаОткрытие методов добычи железа из руд не положило конец применению небесного металла в клинках.  На Востоке традиции и навыки применения небесного металла при изготовлении клинков  сохранялись долго и тщательно. Настолько долго и тщательно, что дошли даже до промышленной эпохи. Так, известному тележурналисту Алексею Борзенко служители багдадского исторического музея рассказывали, что еще в не столь далекие времена существовала своего рода профессия «охотников за метеоритами». Они ездили на верблюдах по пустыне и отслеживали места их падения. Если удавалось найти железный метеорит, его продавали за немалые деньги.  Например, кузнецам из иракского города Мосул, которые добавляли небесный легированный металл в свой  фирменный «розовый» дамаск.
Думаю, для них наиболее ценным (наряду с престижностью) было наличие легирующих добавок в составе метеоритов. О химическом составе метеоритов можно получить представление на примере  рассыпавшегося при падении на мелкие части крупного Сихоте-Алиньского железного метеорита, кусок которого оказался в моем распоряжении. Анализ дал следующие результаты: никель – 5,7 %, кобальт – 0,48 %, медь – 0,01 %, фосфор – 0,28 %.
Самым известным оружием, которое традиционно изготавливали с применением метеоритного железа, является кинжал «крис», распространенный на островах Малайского архипелага. По одному преданию, первый «крис» изготовил оружейник Рамади в 250 г до Р.Х., но это предание историческими изысканиями пока не подтверждается. Полагают, что «крисы» появились в конце 13-го или начале 14-го века.  Наиболее примечательны «крисы», изготовленные по технологии «памор», что в переводе обозначает «перемешивание, смесь». Проще говоря, дорогие крисы ковали из сварочного дамаска. Характерные виды «памора» отличаются от обычного восточного или европейского дамаска тем, что при изготовлении «криса» если и не обязательно, то крайне желательно применение никельсодержащих материалов. Естественно, наиболее ценным таким металлом является метеоритное железо.
«Золотой крис»В середине 18-го века на Центральной Яве возле языческого древнего храма Прамбанан упал железный метеорит, который при падении раскололся и одна его часть размером с большой телевизор лежит сейчас в султанском дворце Суракарты. Метеорит до сих пор считается священным и никому не разрешается до него дотрагиваться.  Помимо прамбананского, на Яве известно и о нескольких других ранее упавших железных метеоритах. В прамбананском метеорите содержится 4,7 % никеля, а также примерно полпроцента фосфора. Кузнецам выдают этот металл лишь для изготовления особо ценных клинков, да и то зачастую всего по несколько граммов. У исследователей нет единого мнения о том, из какого сырья раньше, до падения прамбананского метеорита, ковались никельсодержащие «крисы». Некоторые даже предполагают, что никель стал применяться малайцами только после прихода европейцев с их товарами, а другие более резонно указывают, что еще по крайней мере в 17-м веке с острова Сулавеси привозили т.н. «белое железо», содержащее 0,4 % никеля.
Использование в «памор» никельсодержащих материалов позволяет получить очень контрастный рисунок, поскольку никель резко повышает стойкость металла к кислоте или другому раствору для протравливания. Естественно,  чем выше содержание никеля, тем больше контраст. «Крисы», откованные из метеоритного железа, называли «пять остриев», подразумевая кроме острия и двух лезвий еще и две плоскости с узором, которые из-за резких выступающих границ сильно протравленных слоев были колючи на ощупь. В Индонезии существует обычай ежегодно чистить и заново протравливать «крисы», поэтому со временем узор становится все более и более рельефным.
Узор металла «памор» после протравливания проявляется в виде ярких серебристых прожилок на черном фоне. Насыщенный черный цвет фона может быть получен двумя способами. Самым простым является использование высокоуглеродистого металла в паре с чистым никелем или никельсодержащей сталью, что после протравливания обычными кислотами дает требуемый контраст. Этим очевидным и естественным методом сегодня пользуются  многие западные и некоторые наши мастера, но на Малайском островном архипелаге применяли особую технику.
«Метеоритный памор»Оружейники, сварив мягкое железо с никельсодержащим металлом, протравливали готовый клинок очень своеобразным составом из растворенной в лимонном соке мышьяковистой руды, после чего густой черный фон в узоре образуется чистым металлическим мышьяком. Неудивительно, что клинки «крисов» считаются ядовитыми, каковыми они часто и бывают на самом деле. Не вдаваясь в рассмотрение подробностей скажу, что простым покрытием мышьяком или пропитыванием другим ядом дело не ограничивалось. Кузнецы-эмпу Малайзии одновременно и жрецы, поэтому всякое-разное  «колдунство» использовали едва ли не в обязательном порядке.
По моему убеждению, от методики изготовления «крисов» за версту пахнет серой, поскольку она предполагает следование таким древним традициям, которые сформировались под непосредственным влиянием местных демонических культов. Думаю, что кузнецам-европейцам не следует заниматься ковкой даже просто похожего на «крис» оружия, поскольку чем больше они приложат знаний и умений, тем более мерзкое изделие у них получится. К сожалению, далеко не все замечают последствия увлечения экзотикой.

www.arhangelskie.com

Часть вторая. Небесный булат

Добавить комментарий