Русская золотая и серебряная сканы

Многие сканые предметы были найдены при раскопках в Киевской Руси, землях Черниговской, Переяславской, Владимиро-Суздальской и во многих других местах.

Золото и серебро не только красивы, но имеют целый ряд особенностей, очень ценных для ювелиров. Одна из них заключается в том, что они очень мягки, пластичны и вязки, благодаря чему обладают свойством вытягиваться в тончайшие нити.
Еще в глубокой древности, задолго до нашей эры, люди обратили внимание на это замечательное свойство драгоценных металлов и часто использовали его при изготовлении ювелирных украшений.
Ажурные или напаянные на металлический фон узоры, напоминающие своей легкостью кружева, делали из гладкой проволоки различной толщины, из проволоки, расплющенной в тонкую ленточку при помощи вальцов, из веревочки или шнура, свитых из двух или трех металлических нитей. Часто эти узоры обогащали напаянными на них мелкими гладкими шариками из того же металла.

От старого русского слова «екать», то есть «ссучивать», «свивать» нити, этот технический прием получил в Древней Руси название «скань», а выполненные им изделия назывались «скаными». Более широко известно в быту западноевропейское обозначение того же приема — филигрань. Мелкие шарики, заполняющие сканые узоры, носят название «зернь». На протяжении многих столетий отчетливо выступают особенности русской скани, развивающейся на древней, самобытной основе.
Золото как наиболее мягкий из драгоценных металлов дает возможность получить наитончайшую проволочную нить. С трудом представляешь себе, что из одного грамма золота может быть вытянута нить длиной 2500 метров. Дешевые сканые изделия делали также из мягкой красномедной проволоки и покрывали затем позолотой или серебрили.
Сканые работы не требовали сложного оборудования и многочисленных инструментов.
Проволоку протягивали (проволакивали) вручную, щипали через ряд отверстий в стальной пластине (волочильной доске). Так как отверстия эти постепенно уменьшались по диаметру, после прохождения каждого из них проволока становилась все тоньше. При этом мастеру приходилось неоднократно отжигать проволоку, чтобы не порвать ее, и смазывать заостренный кончик маслом или натирать его воском для того, чтобы он легко входил в отверстия. Для получения самой тонкой металлической нити употребляли также медные кружки со вставленным в центр просверленным алмазом или сапфиром, через отверстие в котором протягивалась проволока.

Приемы вытягивания проволоки вручную щипцами и получение более тонкой нити путем перематывания ее после пропуска через волочильную доску с одной катушки на другую существовали вплоть до XX века, когда их применяли даже в крупных ювелирных мастерских. Сканые веревочки также, как и гладкая проволока, пропускались иногда через плоские вальцы, после чего получалась ленточка, у которой рубчатыми оставались лишь верхний и нижний края, а боковые части становились плоскими и гладкими.
Применение проволоки различной толщины и чередование гладкой, ссученной в веревочке и шнуры или сплетенной в «косички» из трех и более металлических нитей проволоки давало мастеру-сканщику возможность вносить большое разнообразие в узоры, четко вьщелять основной рисунок, создавать различные варианты сочетания гладких и рубчатых деталей орнамента.
Если сканый орнамент делали на металлическом фоне, то на поверхность металла наносился рисунок, по которому щипчиками выгибали и раскладывали небольшие отрезки гладкой и свитой в веревочки скани, обмазывая при этом каждую частичку клеем и прикрепляя ее таким образом к металлу. Когда весь рисунок был выложен, мастер плотно окручивал пластинку с набранными скаными узорами тончайшей железной поволокой. Это делалось для того, чтобы при дальнейшей работе наклеенная скань не сдвинулась с места и рисунок не сбился. Набранную на пластинку и закрепленную проволокой скань смачивали водой, посыпали легкоплавким серебряным припоем в виде опилок, смешанных с бурой, клали на кусок древесного угля или асбеста и напаивали скань при помощи паяльной трубки. Русские сканщики употребляли иногда вместо угля или асбеста слюду, которая также не сгорала при пайке.
При изготовлении ажурной скани рисунок делался на не очень плотной бумаге, к которой приклеивали плотно набранные, тесно соприкасающиеся отдельные детали сканых узоров. Посыпая их легкоплавким припоем, паяли обычным способом. Бумага сгорала, а сканые завитки спаивались между собой. Объемные предметы — коробки, ларцы, вазы — изготавливали из отдельных деталей, которые затем соединяли и спаивали в целый предмет. Сканые изделия часто украшались зернью — мелкими гладкими шариками из золота и серебра, напаянными на узоры. Декорирование зернью было очень разнообразным: она бывает разбросана по всему орнаменту, иногда окаймляет части предмета полосами или располагается в качестве самостоятельного орнамента из ромбов и треугольников, а также образует рельефные пирамидки и грозди.
Один из важнейших вопросов для мастера-сканщика — чистота припоя, который не должен заливать мелкие детали и тем самым нарушать четкость рисунка узоров. На очень древних предметах, выполненных их скани и зерни, припой настолько незаметен, что кажется, будто какой-то невидимый клей скрепляет отдельные детали. Большой чистоты в работе достигали и древнерусские мастера сканого дела.
Не только узоры, но и детали технических приемов, использование скани были разнообразны: то она ложилась плотно припаянной к поверхности золота или серебра, то составляла ажурный орнамент, украшенный зернью, иногда же располагалась в два яруса, из которых один возвышался над другим. Ассортимент сканых изделий, сделанных в разное время и в разных местах, очень многообразен:
массивные подносы и шкатулки; ажурные легкие сухарницы, коробочки, ларчики, корзиночки и солонки;
цепи, пряжки и пояса; пуговицы разной величины — от маленьких, с горошину до крупных, с куриное яйцо; браслеты, перстни, серьги, броши, подвески, ожерелья, запонки, ярлыки и украшение пробокдля винных бутылок; кольца для салфеток, игольники; футляры для ножниц; ложки-ситечки; ручки для пера;
копилки; сумочки, кошельки и портсигары; оклады икон и церковных книг; лампады и кадильницы. Невозможно перечислить все множество предметов, которые создавались из легких ажурных узоров или покрывались ими. Трудно переоценить неистощимое богатство фантазии мастеров, многообразие применявшихся ими приемов и орнаментов.

Добавить комментарий