Медальеры

Юрий Шевяков

Люди, которые умеют делать руками красивые вещи, всегда вызывают уважение. Тем более, когда их умение признают еще и где-то далеко за пределами места жительства. Медальер (то есть мастер, владеющий искусством создавать медали) из Мариуполя Юрий Шевяков — как раз такой уважаемый человек: в конце прошлого года его работы в числе произведений 11 мастеров со всей Украины были отобраны для выставки на форуме Международной федерации медали — ФИДЕМ. Проходил этот форум в Португалии, и от Донецкой области только Юрий попал туда.

«Послание потомкам»
ФИДЕМ была создана в 1937 году в Париже ведущими монетными дворами Франции, Швейцарии, Германии и Италии. Раз в два года на ее выставки съезжаются коллекционеры, искусствоведы и художники со всего мира. Для медальерного искусства это что-то вроде Олимпийских игр. Надо сказать, что Португалия, место проведения очередной, 29-й выставки, — страна номер один в этом аристократическом деле. Исключительно на развитие медальерного жанра там выделяется миллион долларов в год, а на одного художника-медальера приходится семь коллекционеров!
Для Юрия Шевякова участие в подобном мероприятии – скорее, повод для гордости, поскольку в материальном плане это ничего не приносит. Напротив, одна суматоха. За две-три недели нужно раскрыть в эскизе заданную тему (на сей раз — «Послание потомкам»), вылепить из гипса, перевести в металл, отснять и отослать. Затем идет отбор фотографий, а потом уже самих медалей.
Юрий отправил три: Сергия Радонежского со змеей, кусающей хвост, — «Зло побеждай добром», медаль о сохранении для потомков зеленой травы, а также портрет своего друга и учителя, заслуженного деятеля культуры Украины и члена ФИДЕМ Ефима Харабета, умершего в мае 2004 года. И видимо, отбор прошла последняя медаль — вся душа и вся благодарность к этому человеку в металл перенесена. Кстати, именно Харабету мы обязаны гербом Донецка.

Тренируйся… на орлах
Работой по мягкой меди и бронзе Шевяков увлекается с 1987 года. А вообще по образованию он специалист в области автоматизации и электрификации подземных работ, трудился в шахтоуправлении «Ясиновское» и даже держал мини-производство изделий из пластмассы — делал миленькие брелоки. Но все это уже в прошлом.
Руку Шевяков, по его собственному признанию, набивал на «новоделах» немецких значков времен Отечественной войны. «Делал так, что отличить невозможно — ни по внешнему виду, ни по весу. На этих орлах я и учился — просто ради интереса. А потом уже без моего участия какие-то бабушки ходили, продавали, этим занимались другие люди. Ну а затем я увлекся творческими работами», — рассказывает медальер.
Изучив литературу и применив все прочитанное на практике, Шевяков на всякий случай окончил художественное училище. Многого это в профессиональном плане не принесло, но зато он приобрел широкий круг знакомых. А общение в кругу специалистов или толковый совет иногда полезнее книжек.Сегодня кроме медалей из-под рук мастера выходит чудесная посуда и даже чеканные геммы. Мариупольского медальера даже приглашали на реставрационные работы в Эрмитаж. Притом Шевяков утверждает, что творчество для него гораздо важнее денег. «Стараюсь уходить от работ к юбилеям, выбираю творческие, тем более что появились и такие заказчики, которые ценят искусство», — говорит он. Но естественно, не обходится и без всяких специфических вещей вроде эмблем предприятий к круглым датам, гербов городов на лацкан пиджака их руководителям. И даже плакету (это особая прямоугольная медаль) мариупольского клуба греко-римской борьбы для судьи на Олимпийские игры приходилось делать.

Пластилин, гипс и немного фантазии
«Медаль создать не так сложно, как кажется. Сложно найти идею, — говорит Шевяков. — Предпочитаю сначала лепить в пластилине. Некоторые сразу режут в металле, но в пластилине лепная медаль изменяема: положил стеком пластилин, посмотрел — ага, что-то интересное, — изменил».C другой стороны, по словам Шевякова, многие рекламные фирмы в ущерб творческим разработкам изготавливают поток сувенирных посредственных медалей. Крупные партии — боль настоящих творцов. Несмотря на высокотехнологичное изготовление, такие медали, не имея творческого начала, остаются на низком уровне, выглядят бедно. «Я сам видел в одной фирме в Киеве: стоят компьютеры, пришел заказчик — ему тут же сделали простой макет. Тут эмблема фирмы, тут лавровые ветви, тут надпись, запрограммировали резец, он раз — выдал медаль, ее отполировали, в красивую коробочку положили, человек смотрит — вроде красиво. Но это такая медаль, на которую можно посмотреть пару раз, показать кому-то — и все, она больше не нужна. А должно хотеться брать ее в руки еще и еще, любоваться, это ведь произведение искусства», — уверен мариупольский мастер.
И получается так, что, с одной стороны, медальерное дело востребовано, но с другой стороны, как искусство умирает, оставляя место ремеслу.

Единичный медальер
Популяризовать искусство через выставки представляется делом опасным. Провести выставку нынче и дорого, и опасно в том плане, что гарантии сохранности или компенсации за украденную с убогого стенда работу никто не даст. Как говорит Шевяков, проведший в прошлом году семь выставок, «не так обидно, если кто-то украл медаль и дома повесил, а обидно, если переплавил. После медали остается модель, ее можно восстановить, а вот посуда, например, в единичном экземпляре, исчезнет — и все. Союз художников беден, чтобы нести ответственность за выставленное». В единичном экземпляре металлическая посуда существует потому, что на изготовление каждого экземпляра уходит год, а иногда и два, процесс очень трудоемкий и повторить такое решится не каждый. Попробуйте-ка год поработать бесплатно!
А подмастерьев нет. В деле металлопластики, считает Юрий, трудно создать какую-то школу. Надо или преподавать, или работать творчески. «Как обычно смотрят на человека? Раз он что-то может, значит, хороший учитель! Но ученикам нужно уметь преподать, это большое искусство, и лезть туда со своими амбициями и нескромно, и можно наделать большой беды, — утверждает Шевяков. — Я смотрел, как Харабет работал: он молча лепил, а я уже профессионально оценивал: видел мысль в лепке, как стек работал… А объяснить, почему рука пошла туда, а не сюда, — намного сложнее…»
Так и работает пока Юрий — без учеников, но для души. В конце концов, медали древних мастеров — лучшее доказательство того, что величие не зависит от размеров, величие есть душевное качество. Держа на ладони любую из этих работ, можешь почувствовать себя властелином мира. Пережить такое чувство дано не каждому. Но если ты способен творить сам, памятуя о канонах, то ты воистину счастливый человек.

Добавить комментарий