Тибетская скульптура

В последнее десятилетие как за рубежом, так и в Украине растет интерес к искусству Тибета. Интерес этот закономерен и вызван не только экзотичностью самих памятников и понятий, стоящих за ними. Произведения тибетского искусства знакомят нас с самобытностью и пока малоизученной культурой загадочной «Страны Снегов».
Тибет – высокогорная страна, расположенная в центре Азии, в пределах Тибетского нагорья. Территория Тибета в административном отношении разделена между Тибетским автономным районом и соседними провинциями Китая. На юге и западе Гималаи отделяют ее от Индии, а хребет Куньлунь – на севере и востоке – от Китая.
В начале XII века объединились племена, населявшие Тибетское нагорье, и на карте Центральной Азии появилось новое государство. Активно выступая на внешнеполитической арене, Тибет вскоре стал одной из наиболее сильных держав в этом районе. Утверждая свое могущество, тибетцы воевали с Непалом и Китаем, Бенгалией и Кашмиром.Торговые пути связывали Тибет с мусульманским миром, с Индией и Ираном. Знакомство с бытом, искусством, верованиями и обычаями соседей духовно обогащало воинственных горцев, особенно много почерпнувших их сокровищницы культурного наследия древних цивилизаций Индии и Китая. Обострение феодальной междуусобицы в Тибете в IX веке вызвало ослабление политического и военного могущества страны и ее связей с соседними государствами. Природная изолированность дополнила условия, в которых тибетская цивилизация могла развиваться достаточно самостоятельно. Тибетская культура тесно связана с буддизмом, возникшим в Индии в VI веке до н. э. и распространившимся впоследствии по всей Южной и Восточной Азии. Обращение тибетцев в буддизм относится к VII веке, а в XV веке он принял здесь форму ламаизма (европейский термин от тибетского «блама» – монах, наивысший). В XVII-XIX веках ламаизм приняли монголы, буряты и калмыки. Вместе с религией за пределы Тибета вышло и тибетское искусство, ставшее таким образом достоянием культуры многих народов Центральной Азии. Знакомясь с тибетскими скульптурами, следует учитывать, что они являются памятниками культового искусства, основной сюжет которого – изображения персонажей ламаистского пантеона: милостивых будд и бодхисатоттв, величественных лам и устрашающе гневных защитников и покровителей буддизма.

Для того, чтобы создать изображение, пригодное для использования в ритуальных целях, мастер обязан был следовать особым правилам иконографии и иконометрии, пришедших в Тибет вместе с буддизмом в Индии. В иконографических трактатах описывался внешний вид божества, его поза, положение и число рук, ног, атрибутов и т.д. Иконометрические тексты определяли пропорции изображения, причем для каждого класса божеств предусматривалась своя система. Столь строгая регламентация не оставляла казалось бы, возможностей для проявления творческой индивидуальности художника. Но канон при всей его подробности был лишь детально разработанной схемой и учитывал далеко не все. К таким «неучтенным» моментам относились форма украшений – корон, ожерелий, браслетов, орнамент на одежде, рисунок стилизованных лепестков лотоса, окружающих престолы божеств, и многие другие детали. Подлинный художник одухотворял эту схему, освященную столетиями, внося в статуэтку частицу своего таланта.
Фантазия мастера всегда могла найти себе применение в моделировке и пластике скульптуры, в рисунке орнамента. Отливая скульптуру, мастер, несомненно, использовал и приемы той художественной школы, в традициях которой он был обучен. В тибетском искусстве безусловно существовали различные течения, что подтверждается значительным стилистическим разнообразием произведений. Но назвать основные художественные направления в тибетской пластике, перечислить характерные для них особенности и тем более соотнести конкретные памятники с каким-либо из этих направлений современная наука пока не может.
Применение тибетскими, а позднее монгольскими, бурятскими и китайскими мастерами на протяжении столетий унифицированных иконографии и иконометрии не позволяет в большинстве случаев точно определить время и место изготовления скульптур. Неизвестны нам и имена авторов статуэток. Тибетские мастера почти никогда не подписывали своих работ. Немногие дошедшие до нас имена стали известны не в связи с творческой деятельностью мастеров, а по другим причинам: некоторые крупные деятели ламаистской церкви, согласно тибетским историческим сочинениям, были талантливыми художниками. Но какие именно скульптуры были ими созданы и где они находятся мы не знаем.
Центрами культуры в Тибете были монастыри. Лишь в самых крупных из них имелись специально-оборудованные мастерские со штатом художников. Обычно же мастера ездили по стране, изготовляя скульптуры для небольших монастырей и для заказчиков, не принадлежащих к духовенству. Денег за свою работу они не получали: продавать священных изображения считалось большим грехом, и с мастерами расплачивались одеждой, продуктами питания, домашней утварью. Отливать статуэтку разрешалось только в особые, благоприятные для этого дни, которые в каждом случае определялись ламой – астрологом. Непосредственно перед работой мастер должен был совершить обряд очищения. Весь процесс изготовления скульптуры контролировался ламой, даже в тех случаях, когда художник и сам принадлежал к монашескому ордену. После отливки каждую статуэтку освящали, внутрь ее вкладывали молитвы, отрывки из священных текстов и другие реликвии. Традиционно тибетские бронзы изготавливались в технике «замещенного воска». Сначала мастер делал изображение божества из воска, затем покрывал его глиной, оставляя несколько небольших отверстий. Когда глина затвердевала в них заливался жидкий металл, выплавлявший воск.
После того, как металл остывал, глиняную оболочку разбивали, а полученную статуэтку дорабатывали резцом и полировали. Затем скульптуру покрывали амальгамой – смесью ртути и золота. При повторном нагревании ртуть испарялась, и на поверхности статуэтки оставался тонкий ровный слой золота. Лицо, шею, кисти рук и ступни, кроме этого, отдельно золотили. Волосы красили синей или красной краской, раскрашивали также губы и глаза. Статуэтки часто инкрустировали кораллами, золотом и бирюзой. Некоторые детали отливали отдельно, а потом присоединяли их к скульптуре, зашлифовывая швы и скрывая их под браслетами, ожерельями или просто под позолотой.
Как уже было отмечено, восковая модель уничтожалась при отливке, поэтому сохранившиеся до наших дней тибетские бронзы можно с полным основанием считать уникальными произведениями.

Один ответ на “Тибетская скульптура”

  1. В Тибете также было развит ковроткачество. Тибетские ковры делали из овечьей шерсти, выкрашенной натуральными красителями. Традиция производства ковров в Тибете насчитывает по меньшей мере одну тысячу лет.

Добавить комментарий