Что было раньше: кубок или Кубани?

Признанными мастерами оружейного и ювелирного искусства считаются дагестанцы, проживающие в небольшом селении Кубани. Их мастерские по производству оружия и серебряных изделий из местных и бытовых со временем превратились в настоящие цеха для обеспечения боевым и декоративно-прикладным оружием элитных подразделений российской армии.
И сегодня дагестанские клинки из булата или дамасской стали изготавливаются по дедовским традициям, бережно передаваемым из поколения в поколение.
Об уровне искусства гравировки серебра, черни и филиграни в Кубачах свидетельствует и то, что в XIX веке именно в это высокогорное дагестанское селение приезжали перенимать опыт мастера из Златоуста.
Признанными мастерами оружейного и ювелирного искусства считаются дагестанцы, проживающие в небольшом селении Кубани. Их мастерские по производству оружия и серебряных изделий из местных и бытовых со временем превратились в настоящие цеха для обеспечения боевым и декоративно-прикладным оружием элитных подразделений российской армии.
И сегодня дагестанские клинки из булата или дамасской стали изготавливаются по дедовским традициям, бережно передаваемым из поколения в поколение.
Об уровне искусства гравировки серебра, черни и филиграни в Кубачах свидетельствует и то, что в XIX веке именно в это высокогорное дагестанское селение приезжали перенимать опыт мастера из Златоуста.

История
Кубани и сегодня считаются на Кавказе центром оружейного искусства. Традиции в этом небольшом поселении, судя по дошедшим до нас сведениям, начали зарождаться с VI века. В то время территория нынешних Кубачей входила в состав давно исчезнувшего государства — Кавказской Албании. Затем в конце VI века жители селения Кубачи попали в зависимость от Ирана. Не раз селение пытались завоевывать. Но удалось это сделать лишь монголам, арабам и турка — сельджукам.
Условия, в которых постоянно приходилось жить дагестанцам, во многом определили тягу мужского населения к холодному оружию с ранних лет. Клинки сопровождали мужчин до самой смерти.
В древние времена кавказские народы, по свидетельству Страбона, поклонялись Солнцу, Зевсу и Луне. Приходили и уходили завоеватели, менялись на Кавказе религии — язычество, христианство, ислам. Неизменной у кубачинцев оставалась лишь их верность ремеслу.
Сам аул был построен во времена, когда его жителям постоянно грозили грабежи и нападения. Он расположен в труднодоступном месте, на очень крутом горном склоне и отличается своей неприступностью. По преданиям, аул Кубачи раньше был могучей крепостью. До наших дней сохранились нижние ярусы старинных башен, в наши дни ставшие частью бытовой застройки. На самом верху селения и сегодня высится оставшаяя нетронутой временем и завоевателями центральная сторожевая башня, словно подпирающая небо колонна.

История художественного металла
До середины XVII века селение окружала высокая крепостная стена. Ее ворота закрывались ровно в полночь и открывались лишь на рассвете. По преданиям, опоздавших внутрь уже не пропускали, будь они известны даже всем кубачинцам.
Начиная с раннего Средневековья, здесь сложилась определенная система воинской повинности. Нести службу должен был каждый трудоспособный кубачинец, которому исполнилось 24 года. Собранное таким образом войско составляло гарнизон местной крепости. Несли службу и жили воины все это время в башнях-крепостях, где находились необходимые запасы оружия и провианта. Дружины, которые патрулировали село, охраняли мечети, тюрьму и другие общественные места, просуществовали до 1913 года.
Несмотря на малочисленность кубачинцев, ни разу на протяжении всей длительной истории селения их не смогла поглотить окружающая этническая среда и соседствующие более многочисленные народы. Одна из причин в том, что девушек никогда не выдавали замуж за некубачинцев. В культурно-экономическом отношении здешнее население обычно опережало в развитии соседей. Высокий уровень культуры кубачинцев делал их лидерами и центром притяжения для других народов.

Выдающиеся промыслы
В различные века жители Кубачей славились каким-то определенным промыслом, который к тому времени достигал совершенства. Многие средневековые арабо-восточные авторы писали о производстве в Кубачах оборонительных доспехов. Об этом, в частности, говорит путешественник, географ и историк Х века ал-Масуди в книге «Россыпи золота». В XII веке Абу-Хамид ал-Гарнати писал о двух селениях, где «живет народность, которую называют зерихгеран, т.е. бронники; они изготавливают всякое воинское снаряжение — кольчуги, панцири, шлемы, мечи, копья, луки, стрелы, кинжалы и всевозможные медные изделия. Жены их, сыновья их, дочери их, слуги и служанки их — все они заняты в производстве этих изделий». В некоторых преданиях Кубачи называют страной Зерихгеран, то есть страной кольчугоделателей.
В XIII-XV веках славу селению принесло художественное литье бронзовых котлов. И в эпоху Средневековья, и позднее котлы кубачинского производства расходились по всему Дагестану. Товар находил покупателя и в Закавказье, особенно в Азербайджане. Для изготовления бронзовых котлов применялась очень трудоемкая и сложная технология. По признанию современников, котлы были необыкновенно красивы, отличались совершен­ством и пропорциональностью форм. Они стали вершиной развития средневекового бронзового литья на Кавказе. Созданные кубачинскими мастерами в те далекие годы, многие прекрасные образцы хранятся ныне в крупнейших отечественных и зарубежных музеях — в Государственном Эрмитаже (где сосредоточена наиболее крупная их коллекция), в Российском этнографическом музее в Санкт-Петербурге, в Дагестанском государственном объединенном музее и в музее Виктории и Альберта в Лондоне.
Одновременно с литьем котлов развивалось и мед-но-чеканное искусство. Оно также находилось на высоком для того времени уровне развития, о чем свидетельствуют дошедшие до нас изделия.
Отдельной страницей истории местного ремесла стало изготовление специфических сосудов и кубков. В быту кубачинцев применялись сосуды, которые в других селениях Кавказа не изготавливались. Например, в ХII-ХIII веках входят в бытовое употребление кубачинские кованые медные и латунные кувшины «кутка» (малый) и «му-чал» (большой). Мучалы и сегодня используют для доставки воды от источников. Кроме того, они сохраняют и свое ритуальное значение во время свадебных церемоний — например, когда на следующий день после свадьбы новобрачную торжественно и с музыкой ведут по воду. Крупные ведрообразные сосуды «нункус» сейчас используют исключительно во время свадебных церемоний. Предметы, которые можно увидеть лишь в музее, для ку­бачинцев — часть их повседневной жизни.
Испокон веков почти все жители Кубачей «кормились» своим ремеслом и выполняли работы на заказ из материала приезжих торговцев. К примеру, подробные сведения о состоянии дел в Кубачах оставили европейские путешественники Грул и Грабт, побывавшие в селе в 1781-1787 годах. Они писали о производстве кубачинскими мастерами холодного оружия, о том, что в Кубачах, помимо этого, изготавливаются ружья, пистолеты, конская сбруя, ювелирные украшения, изделия из меди и т.д. Характерно, что в тот период в Дагестане еще не было денежного обращения. По словам Гербера (артиллерийского офицера, участника Персидского похода Петра I), именно кубачинцы способствовали его появлению.
Гербер писал: «Они делают турецкие, персидские серебряные деньги, начали также рублевые делать». Монеты, изготовленные в Кубачах, ходили по всему Дагестану. Связь с Россией в тот период сказалась не только на быте кубачинцев, но и на их искусстве. Так называемый «московский орнамент», скорее всего, появился на местных изделиях именно в период увеличения спроса со стороны русских на товары кубачинского производства.
Во второй половине XIX века в среде русского офицерства появилась мода на ношение кавказского оружия. Особенно ценились кубачинские кинжалы и сабли с драгоценной отделкой. Офицеры щеголяли ими друг перед другом, гордились ими, коллекционировали. Дань моде в то время отдавали даже русские цари. Александр III заказал кубачинцам набор холодного оружия, чтобы подарить его английской королеве Виктории. Этот набор до сих пор составляет гордость музея Виктории и Альберта в Лондоне. Мода на кавказское оружие стала причиной нового подъема кубачинского промысла. Село вновь занялось оружейным производством. В тот период в Кубачах мастеров высокой квалификации, изготавливавших высококлассное оружие, было человек 70-80, а всего искусных мастеров — более 200.

Свой стиль
Главное отличие дагестанских изделий — своеобразный стилизованный растительный орнамент со множеством листьев, бутонов, цветочных головок. Мастера использовали следующие приемы: золотая, серебряная и медная насечка по стали, железу, кости, глубокая гравировка с чернью по серебру, позолота и в начале XX века — эмаль. По заказу небогатого населения делались лишь накладки из серебра, а сплошные серебряные футляры-ножи, украшенные гравировкой, чернью и позолотой, выполнялись по заказу местной знати или высокопоставленных русских офицеров.
В течение многих веков совершенствовались мотивы и композиции, позиционные основы изумительного по красоте, исключительно разнообразного по форме самобытного кубачинского орнамента. Обогащались различные виды кубачинской гравировки и чеканки, оттачивались приемы чернения, тончайшей техники насечки по металлу.
Развивались и требующее виртуозного мастерства филигранное дело, ажурная резьба и насечка золотом по слоновой кости, эмальерное дело. Высокого профессионального мастерства в искусстве металлообработки в конце XIX— начале XX века достигли изделия ряда всемирно известных кубачинских мастеров, чьи изделия неоднократно экспонировались на выставках в Тифлисе, Петербурге, Лондоне, Париже, Константинополе, Тегеране и неоднократно удостаивались золотых и серебряных медалей.
По мнению искусствоведов, в селении Кубачи издавна господствует страсть к орнаменту, вошедшая в плоть и кровь людей — знатоков искусства Востока. Отточенный, отшлифованный поколениями мастеров орнамент — это та область художественного творчества, в которой проявились эстетические вкусы народа, его способности и талант, поэтическое восприятие окружающего мира.
Обычно кубачинскии мастер владеет сразу несколькими ювелирными профессиями: он должен быть гравером, знать до тонкостей слесарное и кузнечное дело, насечку по металлу, художественное литье, филигрань, эмаль, резьбу по кости, дереву и камню. Все эти виды работ в различных сочетаниях используются им при создании произведений искусства. Специализация среди ювелиров всегда была потомственной, переходившей из поколения в поколение одного рода. Поэтому кубачинская семья стала как бы своеобразной школой передачи мастерства.
Искусство кубачинских мастеров постоянно развивается и меняется. При этом каждый народный мастер стремится внести в произведение свое понимание традиций, канона, обозначить свою творческую индивидуальность. «Я делаю, как делал мой дед, но не совсем так», — говорят народные мастера Дагестана. Мастера-кубачинцы учили детей своему ремеслу с ранних лет, так как навыки сложных и тонких движений кисти руки можно выработать только с детского возраста.
В тесной кооперации с кубачинцами работали жители соседнего небольшого селения Амузги. С давних пор они считались непревзойденными оружейниками. Изготовление клинков всегда было здесь основным занятием. По свидетельству современников, с 7 лет дети начинали работать в качестве помощников мастеров, с годами совершенствуя свое умение. Со временем амузгинцы вошли в систему разделения труда, существовавшую в Куба-чах. Состоятельные кубачинцы скупали в соседнем селении клинки, монтировали рукояти и ножны, украшали и сбывали их.
Изготавливавшееся в Кубачах огнестрельное оружие с декоративной отделкой представлено ружьями и, главным образом, пистолетами. В XVIII и в XIX веках здесь было налажено массовое производство пистолетов с кремневым замком и курком, которые пользовались большой популярностью как в пределах Дагестана, так и на всем Кавказе. Под названием «кавказские пистолеты» они были хорошо известны и в России, где очень высоко ценились.
Из литературы XIX века известно, что в Дагестане производством огнестрельного оружия занимались в наибольшей мере два селения — Харбук и Кубани. В Харбуке делали великолепные стволы, в Кубачах производили все остальные части оружия, собирали и украшали его в целом.
…Тишина, дома среди заснеженных или, напротив, цветущих лугов и гор — таков сегодняшний облик Кубачей, уникальнейшего явления мировой цивилизации. Большин­ство жителей селения по-прежнему занимаются народными промыслами — изготовлением оружия и серебряной посуды, но на Художественном комбинате, изделия которого известны и в Украине. Жители этого легендарного селения сквозь века сумели сохранить вопреки всем невзгодам верность старинному и прекрасному ремеслу.

Добавить комментарий