Чехия

Творческая атмосфера небольшого кузнечного фестиваля в Чехии наложила неизгладимый отпечаток на творческую группу «Журнала о Металле». Сами чехи этот фестиваль, который прошел в начале июля в живописном средневековом замке Намест над Ославой, называют «Встреча», и, пожалуй, это название наиболее точно передает царившую здесь атмосферу творческого общения замечательных мастеров художественной ковки, учеников Альфреда Габерманна…

Первые впечатления
Когда самолет заходил на посадку в международный аэропорт в Праге, первое, что вызвало изумление, — единообразие красной черепицы практически на всех крышах и зеленые лесные океаны до самого горизонта. Город Намест над Ославой, куда нас привела автострада Прага-Брно, находится в 180 км восточное столицы. И за три часа пути мы вполне адаптировались в языковом плане для общения с водителем авто, чтобы понимать ответы на свои бесчисленные вопросы.
Первые попытки общения на чешском вызвали определенные трудности, но потом оказалось, что наши языки настолько похожи, что, медленно подбирая украинские или русские синонимы, вполне можно обойтись без переводчика. Особенно с теми чехами, кому за 30. Очень многие раньше учили в школе русский язык. Художник-кузнец и большой юморист Карел Мелоун, едва узнав, что мы из Украины, тут же артистично процитировал выученный наизусть большой фрагмент биографии Пушкина: «Великий русский поэт 18 века…» и т.д. Затем он это делал вместо «здравствуйте» все три дня нашего общения на фестивале…

Учение Альфреда Габерманна
Собственно художественная ковка в Европе в своем ускоренном развитии во многом обязана усилиям Альфреда Габерманна. Это — человек-Европа, который ведет обучение искусству реставрации в трех странах одновременно. Сам он чех, но в Вене находится его главная мастерская, в которой царит творческий дух, переданный мастеру его отцом и дедом. В Венеции — итальянский филиал его школы, а в Чехии — в замке Гельфштин между Остравой и Брно — летняя резиденция. В конце августа в Гельфштине пройдет 24-й по счету фестиваль художественной ковки. Он уже стал всемирным и географически, и по специализации участников: теперь это не только кузнечный фестиваль, но и шоу с участием литейщиков, ювелиров, чеканщиков и разносторонних универсалов металлической пластики.
Информацию о становлении Габерманна как прославленного кузнеца находим в книге «Художественная ковка и слесарное искусство» чешских авторов Гюстава Семерака и Карела Богмана, изданной еще в 1979 г.:
«Правоверный кузнец» Альфред Габерманн… работает в мастерской в Ииглаве, удаленной от пражского культурного центра, но это не является для него помехой. Альфред Габерманн предан ковке телом и душой, он учился у всех известных художников-кузнецов Европы. Фриц Кюн, Петере и Бенеттоне были его учителями и служили ему примером.
Работы Габерманна можно найти не только в Праге, в Ииглаве и других чешских городах… За границей находятся три его работы — ворота в Москве, Лозанне и кованая фигура в академии у проф. Бенетонне в Италии…
Габерманн пренебрегает какими-либо приемами облагораживания или отделки материала. Его основным изобразительным средством является ковка в естественном виде. Соединения он выделяет, рассматривая их во многих случаях в качестве художественного элемента…
Это же можно сказать и обо всех работах его учеников. Один из технических секретов кузнечной школы Альфреда Габерманна — в подготовке специального инструмента. На 90% успех по-Габерманну в воплощении кузнечного художественного замысла зависит от специально изготавливаемого под этот замысел инструмента: молотков, зубил, клещей и многого другого. Но все это при условии, что кузнец уже прошел школу и владеет в совершенстве всем комплексом кузнечных приемов. Одна из работ, находящихся в замке Наместа, — демонстрационное панно, сделанное как образец комплексного владения приемами. Однако это лишь техника. Не это оказало громадное влияние на всех его учеников в Европе и принесло Габерманну известность в качестве истинного «гуру».Философский подход и основательность — вот главное. Один из выпускников его школы — председатель правления Союза кузнецов Украины Сергей Полуботько — определяет это так: работы должны быть умными. Другой его ученик чех Карел Буреш всякий раз содрогается при одном виде кованых композиций, в которых присутствуют волюты: «Где здесь мысль?! 16 век — волюты. 17 век — волюты. 18, 19 век — снова волюты. Это уже прошлое декоративно-прикладного искусства. Чего-то стоят только работы, в которых нет волют и нет сварки, но при этом в которых есть какая-то законченная мысль, намек на чувства, философия явлений. Форма — это так же важно, как и мастерство ее воплощения!»
Интересно то, что вместе с навыками организации труда художественной ковки и с философией воплощения замысла ученики Альфреда Габерманна впитывают и нечто большее — стремление нести эту культуру другим, желание организовывать собственные фестивали.
Сама атмосфера этой удивительной страны, пропитанная стариной, туризмом и давними кузнечными традициями располагает к этому. Если Гельфштин — один из крупнейших и величественных замков в Чехии, то практически в каждом старинном городе есть по-своему интересный замок. Намест над Ославой, городок численностью 5 тысяч человек, куда украинская делегация в составе Сергея Полуботько с супругой, директора украинского кузнечного предприятия «Гефест» Виктора Бурдука и меня, главного редактора «Журнал о Металле», попала по приглашению организаторов встречи художника-кузнеца Павла Тасовского и директора замкового музея Марека Буша, — известен тем, что в здешнем замке жил в 1946-47 гг. второй президент Чехии Эдвард Бенеш.
Павел Тасовский — один из известнейших в Чехии учеников Альфреда Габерманна (на фото слева). Тасовский — выпускник Пражской городской школы ремесел и консерваторских курсов. Работой над реконструкцией интерьеров и экстерьеров средневековых сооружений и памятных объектов мастер занимается с 1989 года. Работы этого умельца-кузнеца можно встретить и в Молебне Наместа над Ославой, и в Моравском замковом музее в Брно, и в дорожном костеле города Крштины, и во многих других местах. Чешские культурологи высоко оценивают работу Павла Тасовского по реставрации интерьера в замке Намест над Ославой: «Воплощенное стремление к творческому совершенству и доскональное мастерство на грани возможностей материала. В творческих мотивах доминирует постмодерн. Свои врожденную игривость и гротескный взгляд на мир он реализует в сюрреалистических формах». Во время фестиваля в Наместе Павел не занимался ковкой. Он был полностью поглощен общением с гостями. А работами его наполнены и подворье мастерской, и замковый сквер. Его творения нас поразили своей философской завершенностью и мастерством исполнения. Это действительно очень тонкие и умные работы, зачастую имеющие какую-нибудь механическую новаторскую изюминку. Кресло-качалка, дракон с машущими крыльями, маятник… У многих мастеров его маленькие шедевры вызывают здоровую зависть и восхищение.
Довольно часто Павел использует сочетание металл-камень. Природная гармония этих извечных материалов в его фирменных калитках и дверях позволяют достичь абсолютной эксклюзивности в работе с заказчиками. Именно эти эксклюзивность и неповторимость сегодня ценятся в Европе благодаря развитию и популяризации философии Габерманна.
Еще один из учеников чешского маэстро — самобытный кузнец Карел Мелоун — интересен прежде всего тем, что раз в два года, чередуясь с Павлом Тасовским, собирает «тусовку», подобную наместской, на севере Чехии, на границе с Германией в замке города Кляштерец над Огржи. Эта неординарная личность — пожалуй, наиболее колоритный психологический персонаж во всей компании выпускников школы Габерманна.
И если Тасовский и Мелоун — большие юмористы и в жизни, и в творчестве, то третий известнейший ученик Габерманна — Карел Буреш — отличается особенной вдумчивой серьезностью. «Я могу делать только работы, в которых есть неповторимость мысли. Это — мой хлеб. И свое имя я имею право ставить только там, где гарантирую новизну идей».
В его кованой из листа металла «Мадонне с младенцем», выставленной в галерее Наместа, пластически выражена грация очаровательной женщины. Но наибольшая сила этого образа в том, что многие линии неявны, туманны. Здесь работают грация и пластика его величества намека. Такая же мудрая недосказанность, как в рассказах Хемингуэя.
Кованые произведения этого мастера, сертифицированного в Венеции, в Европейском центре Альфреда Габерманна, занимают достойное место Архиепископском дворце в Праге.Карел серьезно занялся ковкой еще в 1990 году, когда открыл собственное «Кузнечное ателье» в городке Церквичи над Лучной. Как и многие другие кузнецы в Европе, он работает над бизнес-заказами с 6.00 до 12.00 с понедельника по пятницу. А вот послеобеденное время и выходные — для реализации личных творческих замыслов, для духовного роста и оттачивания своего мастерства во владении кузнечными приемами.
Трость с ручкой-наковальней, подаренная Габерманну, — одна из таких «работ для души» Карла Буреша. Благодарный учитель никогда не расстается с этой вещью.

Встреча
То, с чем мы соприкоснулись в гостях у Павла Тасовского в замке Намест над Ославой, — даже не международный фестиваль художественной ковки, состоявшийся во второй раз, а, вторая «встреча» известных европейских учеников Альфреда Габерманна с теплой атмосферой клуба «У Павла Тасовского». Первый вечер прошел в беседке под добротным дубовым навесом с великолепным гуляшом от Игоря Черного. Первые знакомства, первый обмен творческим опытом. Эпизодически в роли переводчика выступала Ольга, супруга Сергея Полуботько, который прибыл на встречу из Ивано-Франковска, доставив на своем «Фиате» экспозицию «Игра в кости» в подарок музею Наместа над Ославой. Перевод нужен был только при общении с гостями из Германии на английском. Редактор немецкого журнала «Гефайстос» Тобиас Шумахер очень заинтересовался похожим украинским изданием, и теперь с его подачи «Журнал о Металле» очень скоро увидят во многих странах Европы.
Дела кузнечные начались на второй день. Замысел организаторов состоял в том, что каждый участник встречи должен был выковать авторское кольцо из предложенных прутов разного диаметра и сечения. Затем это кольцо закреплялось при помощи заклепок в общей композиции в месте, выбранном автором. В результате получился фантастический «куст» в память о событии 1-3 июля. Каждому участнику на одном из двух горнов предоставляется два часа для работы.
Подручными-молотобойцами выступают все желающие. Карел Буреш работал одним из первых, и небольшой фоторепортаж о его работе выразительнее любых слов о мастерстве этого кузнеца. Вдохновенно и вдумчиво работающий мастер — прекрасный персонаж для фотографирования.
Карел Мелоун снова отличился в плане оригинальности. Он удивил друзей тем, что в качестве помощника-молотобойца с ним работала хрупкая девушка — учитель арт-мастерства Ирена Жедмичкова из Кластереца над Омри (фото слева). Однако не смотря на то, что ее размеры чуть больше молота, которым она усердно грохотала по наковальне, она не сдалась и выдержала испытание от начала до самого завершения работы. «Вы очень маленькая снаружи и очень большая внутри!» — заметил я с изумлением, когда работа этой причудливой пары была завершена. Ирена, ни капли не смутившись, продемонстрировала свой напряженный бицепс, вернее, его полное отсутствие, и улыбнулась: «Видимо, так и есть…» Пришлось поработать над горном и наковальней и Виктору Бурдуку.
Им было изготовлено кольцо с винтовой спиралью из тонкого прута. Непросто было приспособиться к рессорному молоту после пневмомолотов, на которых работают в донецком «Гефесте». Однако что-то все-таки получилось, больше «для галочки», чем для демонстрации кузнечного искусства. Виктор в этот день ковал последним. Когда же наутро мы вернулись из отеля «Монако», нас ждал сюрприз. Тонкое колечко Виктора Бурдука было пропущено Даниэлом Черни сквозь отверстия в более толстом кольце. Получившаяся композиция заняла достойное место в общем «кусте». Сергей Полуботько начал ковать только на второй день. Всю ночь он никак не мог решить, что сделать из оставшихся толстых материалов. Осенило ивано-франковского художника только наутро в ванной, которую он предпочел завтраку. В результате его «Кольцо-дельфин» из уст Альфреда Габерманна получило оценку «единица». В Чехии «единица» — то же, что у нас «двенадцать» баллов.

Экспозиция
Основное событие Встречи — открытие в воскресенье 3 июля выставки работ, которая продлится до 21 августа во внешнем парке и во внутреннем дворе замка. Экспозиция была составлена в основном из работ учеников Альфреда Габерманна, хотя среди участников были не только кузнецы. Настоящая жемчужина выставки — ювелирные украшения от француженки Кэрол Нава. Кэрол Нава — обладатель Гран При в конкурсе «Открытия Парижа 2004-2005» среди мастеров и художников по металлу. Обычная «нержавейка» в сочетании с жемчугом, ракушками и морским камнем, как оказалось, способна ожить и превратиться в достойное ювелирное украшение.
В общем-то, практически во всех работах, представленных в замке, присутствует динамика жизни. Отнюдь не «застывшая динамика». Застыть ей не дает философская и образная наполненность — от гротеска до божественного. Одна только работа Павла Тасовского «Без креста» чего стоит! Здесь и данамика, и грация, и мощный философский камень в самомом фундаменте металлической пластики. Работы чешских кузнецов — настоящие артефакты современности. И комментарии здесь излишни.

Мост дружбы «Чехия-Украина»
Несмотря на сильнейшие впечатления от событий в Наместе, команда «Журнала о Металле» в Чехию прибыла не только для участия во Встрече «У Тасовского». Главной нашей целью было решение очень важного организационного вопроса, который способен подвести новую почву под развитие дружбы между чешским и украинским народами. Как известно, в Чехии, в восточной Моравии, недалеко от села Тин в замке Гельфштин ежегодно проходит грандиозный праздник кузнечного искусства под названием «Гефайстон», который собирает тысячи туристов и кузнецов из Европы, Японии и США. За время 23-х фестивалей замок Гельфштин превратился в огромный музей кованых фигур. В 2005-м, как всегда в последнее воскресенье августа, состоится 24-й фестиваль в этом живописном месте — летней резиденции Альфреда Габермана. Одновременно в тот же день в Донецке традиционно празднуется День города и День шахтера, собирающий украинские и международные делегации, а также сотни тысяч зрителей и участников культурных мероприятий. Одно из центральных действ организуется донецкими кузнецами и разворачивается в сквере городского исполкома — в Парке кованых фигур — и имеющий статус всеукраинского. Нынешний, VII фестиваль «Парк кованых фигур — 2005» с участием не менее 30 членов Союза кузнецов Украины из Киева, Ивано-Франковска, Харькова, Одессы, Львова и многих других областей страны активно организуется Украинским кузнечным предприятием «Гефест» и «Журналом о Металле» под патронатом мэра г.Донецка.
То есть без договоренности, совершенно независимо в Моравии и Донбассе исторически сложились две похожие традиции, объединить которые в единый телефестиваль средствами спутниковой связи и уличного телевидения было бы чрезвычайно зрелищно.

Это может иметь огромное культурное и историческое значение.
С этой идеей и прибыли мы в Чехию при содействии Посольства Чешской республики в Украине: оба фестиваля имеют похожую организацию и состоят, во-первых, из экспонирования заранее изготовленных и установленных кованых фигур, а во-вторых, — из демонстрации кузнечного мастерства — «демонстрационной работы».
Идея общей сюжетной линии проста и оригинальна: одновременно изготовить в Донецке и замке Гельфштин в процессе прямой трансляции на противоположных концах телемоста некий одинаковый символ, который бы выразил связь кузнецов и народов и который не стыдно будет установить в качестве символа дружбы в центре Донецка и в центре одного из городов Моравии (Брно, Пршеров или Острава).
Чешские кузнецы одобрили идею. Решено приурочить это мероприятие к 25-й годовщине фестиваля в Гельфштине в будущем году. Главное — уже найден этот символический объединяющий фестивали и народы образ.
Это будут две половинки моста. Он виртуально начинается в Донбассе, в Украине, и заканчивается такой же половинкой в Моравии, в Чехии, связывая наших людей через пространство и время.
Когда проект будет реализован, каждый сможет взойти на свою часть моста и почувствовать энергетику связи с побратимом, стоящим на другой его половине.

Добавить комментарий