«В видах пользы ожидаемой для юга России, от водворения чугуноплавленного производства…» (Окончание)

Окончание статьи о поиске месторасположения объектов Старопетровского металлургического завода в Енакиево. Начало статьи в «Журнале о металле», № 1—2014.

Сопоставление  старых  фотографий,  сделанных  с  разных  точек,  сличение  рельефа  местности  со  снимками  и  опрос  местных  жителей позволили  нам  в  какой-то  мере  реконструировать расположение  колодца  и  часовенки (Рис. 5).  В  свою  очередь, реконструкция  местоположения  колодца  давала  возможность, учитывая данные фотографий, выбрать участок зачистки и место для раскопа. Наиболее перспективным для проведения разведывательных вскрышных работ был признан небольшой участок к востоку  от  дороги  (ул.  Пролетарская)  возле  небольшой  лесопосадки.  Осмотр  этого  участка  показал,  что  он  в  небольшой  степени засорен современным строительным мусором, а также насыпной землей. В связи с этим было принято решение провести зачистку  небольшого  участка  поймы  при  помощи  механизмов  с последующим вывозом насыпной земли и мусора. Зачистка была ограничена слоем толщиной 0,25—0,30 м. Грунт в этой части был перемешан, в глинистой прослойке найдены обломки современных кирпичей. Общая площадь участка зачистки составила около 620 кв.м. В центре и восточной части зачищенного участка после уборки  насыпной  земли  и  современного  строительного  мусора выявились скопления мелкого шлака, углей и битого кирпича (в отличие от современного, этот кирпич имел другое, более плотное  тесто  и  отличался  размерами:  25×15  см  при  толщине  6,0—6,5 см) (Рис. 12). В восточной части участка зачистки был заложен шурф 1, давший интересный результат. Нами были вскрыты мешаные слои с обломками кирпичей, известняка, а также со шлаком и угольками. Эти слои были со светлыми песчаниковыми горизонтальными прослойками. Ниже лежали черно-серый вязкий слой и интенсивно-черная очень вязкая илистая грязь. Эти слои представляют собой почву поймы р. Садки. Верхние слои явно отражают техногенное воздействие на почву поймы. Светлые песчаниковые горизонтальные прослойки являются свидетельством наносов во время неоднократных разливов реки.
На границе зачищенного участка и лесопосадки был заложен раскоп площадью 36,25 кв. м (Рис. 5). В северной половине раскопа  расчищен  участок  круглой  или  овальной  каменной  конструкции (Рис. 13). Конструкция представляет собой плотную наброску небольших по размерам камней известняка вперемешку с битым красным кирпичом, вытянутую дугой по линии запад — восток через весь раскоп (длина расчищенного участка около 8 м). Изредка среди  камней  и  обломков  кирпичей  в  конструкции  встречаются куски чугуна или фрагменты металлических конструкций. Ширина плотной наброски 1 м в западной части, 0,9 м — в центральной и почти 2 м — в восточной. Подошва плотной наброски камней и обломков кирпичей лежит на глубине 1,30 м на плотном серо-черном слое забутовки, насыщенном обломками кирпичей и известковой крошкой. Это стало ясно, когда был прорезан узкий участок каменной конструкции. Небольшой участок раскопа около каменной конструкции был прокопан на глубину 1,40 м (Рис. 16). На глубине 1,10 м бóльшая часть дна углубленного участка оказалась занята плотным серо-черным слоем забутовки, насыщенной, как и в основании каменной конструкции, обломками кирпичей и известковой крошкой (остатками известкового раствора?). Таким образом, можно с достаточной долей уверенности говорить о том, что на глубине 1,10—1,30 м на площади всего или почти всего раскопа лежит слой плотной забутовки, на которую опирается основание каменной  конструкции.  Во  время  выборки  заполнения  раскопа замечено, что участки к югу от каменной конструкции содержат меньше мелких обломков кирпичей и известняка по сравнению с участками к северу от каменной конструкции. Плотность грунта к северу от конструкции немного увеличивается. Вероятно, увеличение насыщенностью обломками и бóльшую плотность грунта к северу от каменной конструкции можно связать с формой самой конструкции,  которая  представляла  собой  какое-то  кольцо  или овал и нами расчищена южная часть этого кольца/овала. Находки, которые концентрировались в квадратах, близких к каменной конструкции,  представлены  немногочисленными  фрагментами кусков  (лепешек?)  чугуна  (Рис. 14;  Рис. 15) и  остатков  чугунных плит с ребрами жесткости. Изредка среди мелких кусочков шлака встречались более крупные экземпляры, вплоть до очень больших, весом в несколько десятков килограмм.
Небольшие по площади раскопки позволили ответить на некоторые вопросы. Безусловно, участок раскопа и участок зачистки относятся к территории, на которой происходили крупные перемещения и уплотнения грунта. Какие-то работы в пойме р. Садки велись в ХХ в. (в широких рамках второй его половины). Видимо, это  связано  с  тем,  что  в  60—70  гг.  прошлого  столетия  проводилось  спрямление  русла  реки  Садки.  Однако,  слой  с  обломками старых кирпичей и кусками чугуна, и, особенно, слой плотной забутовки грунта позволяют считать, что найден участок, который можно отнести ко времени существования Старопетровского чугунолитейного завода. Земляные работы, особенно связанные с уплотнением грунта, всегда сопровождали строительство старых домен. «Где быть горнам и трубам и стенам трубным доменным, тут, место выровняв, размерять во все стороны квадратно … и осмотреть, какова земля, и буде явитца, что некрепкая или болотное место, то по величине того горнового и трубного основания житкую и неплотную землю вынять до плотной земли … класть бут каменем диким з глиною, и промежду большие каменье набивать мелким щебнем, и каждый слой заливать известью и засыпать  песком,  и  паки  класть  вверх»  (де-Геннин  В.,  1937,  с.  139-140). Изучение копий старых чертежей, относящихся ко времени Старопетровского завода дало нам возможность ознакомиться с чертежом  «Поперечный  вертикальный  разрез  доменной  печи  и подъемнаго устройства», где в основании печи отмечена «затрамбовка  камнем  щебнем  деланная  помощию  12-типудовою  бабой для уплотнения грунта». Наличие же большого количества угольков  и  шлака  позволяют  считать  эту  территорию  частью  рудного (литейного) двора. По поводу найденной каменной конструкции, можно отметить, что она представляет собой остаток основания фундамента какой-то круглой или овальной постройки. Расположение этой постройки на участке с большим количеством шлака
и  угольков  (рудный/литейный  двор?)  и  без  признаков  обычного для бытовых памятников культурного слоя позволяет отнести ее не  к  жилым,  а  к  заводским  (техническим)  постройкам.  Диаметр основания фундамента постройки, если она была круглой, можно представить приблизительно в рамках 8-9 м по оси северо-запад – юго-восток. Однозначно ответить на вопрос, основание фундамента какой постройки найдено в раскопе, на сегодняшний день невозможно.  Нижняя  часть  домны,  судя  по  фотографиям,  представляла  собой  квадратную  постройку  (рис.  3),  однако,  внутренний  кирпичный  кожух  домны  имеет  обычно  круглое  сечение. Добавим, что на Старопетровском заводе строились экспериментальные  печи  системы  Рашета,  которые  были  четырехугольные в сечении, а после усовершенствования могли иметь и овальное сечение (Красавцев, Сировский, 1947, с. 81). Сопоставление найденных во время раскопок остатков каменной конструкции с планом завода 1863 г. показывает, что нами, вероятнее всего, вскрыт участок  с  основанием  печи,  который  на  плане  отмечен  буквой «А»: «Доменная печь с литейным двором». Недалеко от этой печи на плане указана и «Доменная печь по системе Генерала Рашета», но она была выстроена, если верить чертежу, практически около подпорной стенки обрыва дороги и ее остатки сейчас находятся под асфальтом ул. Пролетарской.
Наличие чугунных лепешек, кусков шлака и битого кирпича в найденном фрагменте основания фундамента дают возможность предположить,  что  нами  найдены  остатки  не  первой  очереди построек  Старопетровского  завода.  Известно,  что  при  строительстве и попытках наладить производство чугуна на Старопетровском заводе печи несколько раз повреждались и перестраивались.  Вот,  к  примеру,  выдержки  из  некоторых  документов:  из распоряжения  директора  Горного  департамента  генерал-майора В.К.Рашета от 1 апреля 1865 г.: «В дополнение к телеграмме Подполковнику  Егорову  от  31  марта,  предлагаю  …  сделать  следующие распоряжения. 1. Домну выдуть. 2. После выдувки снять
подробный чертеж в внутренности, который бы ясно показывал разгар  и  повреждения…»  (РГИА,  ф.  37,  оп. 2,  д. 306,  л. 16);  из  рапорта  Горного  начальника  Луганского  завода  подполковника Л.Ф.Фелькнера от 17 февраля 1866 г. «…я получил донесение из Петровского завода, что в ночь с 11-го на 12-е число Февраля, доменная печь остановила свое действие… в следствии внезапного и чрезвычайно сильного разстройства внутренней шахты печи. … 3. Шахта печи до одной трети наполнена обломками кирпича. 4. Правая продольная стена разрушена сама собой … 5. Левая продольная стена и короткие бока с большими трещинами и сильно выпячены  внутрь  …  надо  с  полной  достоверностию  полагать, что  это  внезапное  повреждение  произошло  преимущественно от свойства здешней огнеупорной глины давать в сильном жару большую усадку…» (РГИА, ф. 44, оп. 3, д. 79, л. 90, 90об). Вполне вероятно, что остатки какой-то перестройки печи и зафиксированы во время раскопок.
Рекогносцировочные работы 2008 г. на месте чугунолитейного завода середины XIX в. являются первым примером промышленной археологии в Донецкой области. Заметим, что отсутствие каких-либо методик исследования промышленных объектов XIX в. заставили нас комбинировать, соединяя классические археологические приемы работ (разведки и раскопки) с этнографическими (сбор  устной  информации).  Сопоставление  данных  фотографий начала и середины ХХ в. с рельефом местности и раскопанными остатками постройки вселяет оптимизм: работами 2008 г. выявлено  местоположение  Старопетровского  чугунолитейного  завода. Однако, не имея на время раскопок общей картины планировки предприятия  и  не  зная  особенности  конструкции  отдельных  построек,  мы  предпочли  ограничиться  небольшими  по  масштабу работами. Интересно, что с такими же проблемами столкнулись наши  коллеги,  изучающие  железноделательные  заводы  XVIII  в. на Урале (Свистунов и др., 2007, с. 8).
Археологизированные  остатки  Старопетровского  завода  рас-положены, хоть и на территории поселка, но в слабозаселенной местности поймы р. Садки, почти не перекрытой более поздними промышленными  объектами.  Заметим,  что  завод  строился,  как опытный, просуществовал недолго и на нем проводились эксперименты  с  различными  типами  доменных  печей,  в  том  числе  и с редко встречаемыми печами системы Рашета. Таким образом, дальнейшие  работы,  связанные  с  историей  становления  металлургии Донбасса, а также — с развитием промышленной археологии в нашем регионе весьма перспективны именно на примере Старопетровского чугунолитейного завода.

Использованные сокращения
РГИА —  Российский государственный исторический архив.

Использованная литература
Бардин И.П. Воспоминания о Енакиевском металлургическом заводе. — Днепропетровск, Донецк, 2008.
Бондик В.А.,  Волинець М.Я.,  Кармазин Ю. А.,  Кравченко М. В.,  Литвин Ю. О.,  Литвинов Л. Ф.,  Турманов В. І.  Пояснювальна  записка  до  проекту  Закону  України  № 2727  «Про затвердження  Загальнодержавної  програми  створення  Державного політехнічного музею «Український техноленд»» //Технические  музеи  как  инструмент  сохранения  исторического  наследия
и  важный  элемент  развития  мировой  цивилизации.  Сб.  научн. трудов междунар. научн.- практ. конф. — Донецк, Енакиево, 2010.
де-Геннин В. Описание  уральских  и  сибирских  заводов  1735. — М., 1937.
Красавцев Н. И., Сировский И. А.Очерки по металлургии чугуна. — М., 1947.
Свистунов В. М., Меньшенин Н. М., Самигулов Г. Х. Первые демидовские заводы на Южном Урале. — Челябинск, 2007.
Усачук  А.  Н. Промышленная  археология  Донбасса:  поиски Старопетровского  чугунолитейного  завода  //Літопис  Донбасу. № 19. — Донецьк, 2011а.
Усачук А. Н.Поиски Старопетровского чугунолитейного завода — первый опыт археологического изучения индустриального объекта в Донбассе //Культура русских в археологических исследованиях:  междисциплинарные  методы  и  технологии.  —  Омск,
2011б.

Анатолий Усачук, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник отдела археологии Донецкого областного краеведческого музея

Добавить комментарий