«В видах пользы ожидаемой для юга России, от водворения чугуноплавленного производства…» (Начало)

Созданием  металлургической  промышленности  на  юге  страны  правительство Российской империи озаботилось еще в конце XVIII в.

Ситуация с оснащением Черноморского флота привела, в частности, к тому, что осенью 1795 г. Екатериной ІІ был издан Указ «Об устроении литейного завода в Донецком уезде при реке Лугани и об учреждении ломки найденного в той стране каменного угля», положивший начало строительству Луганского литейного завода. В  свою  очередь,  завод  на  р.  Лугань,  приведший  к  образованию современного  города  Луганска,  явился  отправной  точкою  в  нашем регионе для развития металлургической и угледобывающей промышленности.  Вплоть  до  40-х  гг.  ХІХ  в.  на  Луганском  заводе проводились  опыты  по  получению  чугуна.  В  50-х  гг.  подобные опыты  продолжились  на  железоделательном  заводе  в  г.Керчи,  но  проведению  их  помешала  Крымская  война.  В  правительственных кругах зрела мысль о постройке нового завода. Выбор места  поручили  опытному  горному  инженеру  А.Ф.Мевиусу.  Тот «… после долгих колебаний, остановился наконец на речке Сатке в Бахмутском уезде, в дачах селения Корсунь, где и основал в мае месяце  1858  года  новый  завод…» (РГИА,  ф. 44,  оп. 3,  д. 79,  л. 86). Таким образом, в 1858 г. на территории будущей Донецкой области, в районе современного г.Енакиева было выбрано место для строительства  опытного  чугунолитейного  завода,  получившего впоследствии название Петровский в честь Петра I. Нам удалось разыскать карту, составленную в декабре 1863 г. «План … Земли вырезанной … из Корсунской казенной дачи в числе ста десятин для  Горного  ведомства» (РГИА,  ф. 37,  оп. 1,  1898,  д. 914,  л. 327). На плане показано довольно много построек Петровского завода,  идущих  вдоль  правого  берега  р.Садки (Рис. 1).  Из  промышленных объектов к концу 1863 г. были построены две доменные печи  (одна  из  них  —  экспериментальная  системы  В.К.Рашета), литейный  двор,  кузница,  здание  воздуходувной  машины,  печь для выжигания извести, корпус паровой печи, плотина. Вокруг завода начала складываться социальная инфраструктура: «дома для помещения офицеров и конторы», «помещение для маркитанта», «дом в полтора этажа для помещения больницы и канц. служит.», конюшни, «амбар для овса и ледник», баня. После нескольких лет опытов, построек и перестроек доменных печей Петровский завод дал «… 22 января 1866 года и в последующие за тем числа … в первый раз после 33х летних бесплодных усилий, серый, мягкий и совершенно доброкачественный чугун» (РГИА, ф. 44, оп. 3, д. 79, л. 89).  Подчеркивалось,  что «… после  неоднократных  неудачных попыток, повторявшихся в течении 30 лет, получен был в первый раз  в  России  из  местных  углей  и  руд  вполне  доброкачественный серый чугун. Кроме того для металлургических операций определена  пригодность  углей  из  нескольких  месторождений; найден и испытан местный огнеупорный материал …» (РГИА, ф. 37, оп. 2, д. 317,  л. 104 об.—105).  Однако,  несмотря  на  успехи  в  получении качественного чугуна, промышленную его выплавку на заводе наладить не удалось и в 1868 г. Петровский завод закрывается.
Историки  и  краеведы  Енакиева  всегда  интересовались  судьбой этого завода, поскольку справедливо считали, что постройка его в 1858 г., если не официально, то фактически положила начало основанию города. В 1895 г. в нескольких километрах восточнее закрытого Петровского был заложен, а в ноябре 1897 г. пущен новый  завод  Русско-бельгийского  металлургического  общества, который  тоже  назвали  Петровским  (современный  Енакиевский металлургический  завод).  Вокруг  нового  завода  начал  складываться  город,  названный  в  честь  одного  из основателей  завода инженера Ф.Е.Енакиева. Петровский же завод 1858—1868  г. постепенно стал называться Старопетровским и в районе заброшенного  завода  возник  поселок  Старопетровское  (ныне  подчинен Енакиевскому  горсовету).  К  началу  XX в.  на  месте  Старопетровского  завода  остался  кожух  небольшой  доменной  печи (Рис.  2), полуразрушенные здание воздуходувной машины и корпус паровой печи (на фото эти постройки видны справа от домны), вполне сохранившееся  здание  кузницы  и  слесарной/столярной  мастерских (на фото — слева от домны), и часовенка с иконой Николы Морского (слева от здания кузницы). По поводу часовенки заметим, что наличие ее на Старопетровском заводе подчеркивает тот факт,  что  первые  металлурги  России  считали  своим  покровителем Николая Чудотворца (вариант: Николу Морского). Известны случаи, когда при расстройстве хода доменной печи служили молебен в честь Николая Чудотворца, а после молебна в колошник печи торжественно спускали икону этого святого (Красавцев, Сировский, 1947, с. 455). Известный советский металлург академик
И.П.Бардин пишет, что видел иконы Николы Морского (Николая Чудотворца)  у  металлургов  Урала  (Бардин,  2008,  с. 35).  Помимо фотографии издали, в это же время была сделана фотография и самой домны (рис. 3). На начало XX в. доменная печь сохранилась неплохо: металлический кожух не поврежден, есть даже основание предохранительной системы колошника (без балкона) и широкая труба газоотвода. Массивная каменно-кирпичная облицовка нижней части печи почти не нарушена.
Время шло, постепенно о местоположении Старопетровского завода стали забывать, тем более, что от построек почти ничего не осталось. Существуют фотографии домны середины ХХ в., на которых видно, что остатков зданий вокруг домны уже нет, нижняя часть печи претерпела значительные изменения: кирпич облицовки и камень основания сильно выбран, особенно по углам. Выборкой камня и кирпича повреждены арки (Рис. 4).
Новый  интерес  к  Старопетровскому  заводу  возник  в  рамках презентации  законопроекта  №2727,  зарегистрированного  группой народных депутатов Верховной Рады Украины 9 июля 2008 г. о  создании  политехнического  музея  «Украинский  Техноленд» (Бон дик та ін., 2010, с. 35—37). В связи с этим, осенью 2008 г. археологическая экспедиция Донецкого обл. краеведческого музея провела исследования по поиску места Старопетровского завода (Усачук, 2011а; 2011б).
Поселок  Старопетровское  располагается  по  обеим  сторонам довольно  глубокой  и  узкой  балки,  образованной  речкой  Садки, текущей с севера на юг-юго-восток. Из-за крутого правого берега балки  р.Садки  поселок  в  северной  и  центральной  частях  состоит  практически  из  одной  улицы  (Пролетарская),  идущей  вдоль крутого склона балки с севера на юг с небольшим отклонением к  юго-востоку.  Ширина  балки  и  поселка  Старопетровское  в  северной и центральной частях не превышает 0,3 км. Очень крутой правый  берег  балки  ограничивает  поселок  с  запада.  С  востока поселок  ограничен  гребнем  пологого  левого  берега  р.Садки (Рис. 5).  Заметим,  что  топография  современного  поселка  повторяет ситуацию с постройками завода, если сравнить нынешнюю карту  Старопетровского  с  уже  упомянутым  нами  планом  1863 г. (Рис. 1). Крутой правый берег балки мешал и во время строительства завода: на старом плане мы видим обозначение «каменной стенки по обрыву дороги» (Рис. 1). Собственно, наличие подпор-ной стенки показывает, что в 60-х гг. ХІХ в. дорога шла по краю обрыва. Теперь же дорога, превратившись в ул.Пролетарскую, чуть сместилась и идет вдоль крутого склона. От подпорной каменной стенки ничего не сохранилось.
Осенью  2008  г.,  начиная  исследования,  мы  не  обладали  еще картой завода 1863 г., которая тогда могла нам существенно помочь. Не было в нашем распоряжении и многих документов, поисками  которых  мы  занялись  позже.  В  результате  любезности сотрудников Енакиевского городского музея мы имели копии нескольких чертежей построек завода, а так же — несколько фотографий домны. Главная же фотография — остатки домны, дорога и колодец (Рис. 6) проходила по всей краеведческой литературе, посвященной истории металлургии нашего края или истории города Енакиево. Это фото дает взгляд на значительный участок местности с домной, что позволило нам, найдя место  съемки,  руководствоваться  фотографией  во  время  выбора  участка  раскопок  (фотография, дающая значительный участок местности с развалинами заводских построек с юго-запада (Рис. 2) была нам на момент проведения работ неизвестна). Вообще, работы 2008 г. осложнялись не только недоступностью на тот момент каких-либо архивных документов, но и отсутствием методик и опыта исследования промышленных объектов XIX
в. в Донбассе. Пришлось импровизировать. В результате было принято решение разбить работы  по  поиску  местоположения  Старопетровского  завода  на  два  этапа:  первый — проведение  рекогносцировочных  и  разведывательных  работ,  после  которых  должен следовать второй этап — собственно археологические раскопки. Осмотр  территории  самого  поселка  Старопетровское  позволил  выявить  некоторую информацию, связанную с заводом. По ул.Пролетарской, №156 сохранился старый полутора/двухэтажный  дом,  который  местные  жители  в  рассказах  связывают  с  конторой завода (Рис. 7). Дом №156 резко отличается своим видом от иных построек, расположенных рядом. Размеры дома, его площадь, наличие полутора-двух этажей, симметричные выступы на восточной длинной стороне отражают определенную «казенную» направленность постройки. Сейчас этот дом используется в качестве жилого, Сопоставляя положение дома №156 со старыми документами, мы можем уточнить, что это «дом в полтора этажа для помещения больницы и канц. служит», обозначенный на плане 1863 г. (Рис. 1) и просматриваемый вдали слева на фотографии развалин завода начала ХХ в. (Рис. 2). Существует  и  более  поздняя  фотография  (без  даты)  из  Енакиевского  городского  музея (Рис. 8). Скорее всего, эта фотография относится к середине прошлого века, если не к довоенному  времени.  Во  всяком  случае,  фотография  отмечает  какое-то  запустение  дома, но отражает еще ясно видимую целостность нижних рядов кладки, сильное разрушение которых мы видели в 2008 г. Кроме того, на фотографии (рис. 8) нет еще и намека на старое раскидистое дерево, выросшее рядом с домом к 2008 г.
По свидетельствам местных жителей, практически во всех домах,  построенных  в  советское  время  недалеко  от  места  завода, использовался  строительный  материал,  который  можно  было «добыть» на месте заводских построек. Помимо рассказов старожилов, экспедиции удалось зафиксировать моменты, связанные со  вторичным  использованием  строительных  материалов.  Во дворе дома по ул.Пролетарской, №136 сохранилась подпорная стенка огорода на склоне балки, сложенная из старых светло-серых кирпичей. На торце одного из кирпичей выявлен знак в виде отпечатка латинской цифры «L» (Рис. 9). По словам хозяйки дома, подпорная  стенка  сложена  из  того  материала,  который  привозили  с  развалин  завода.  Интересная  ситуация  связана  с  домом №138. Хозяйка рассказала, что дом построен сразу после войны ее отцом. Во время строительства пол между кухней и подвалом дома был проложен листами металла, снятыми с остатков кожуха доменной печи Старопетровского завода. Нам удалось сфотографировать металлические листы со стороны подвала, где они образуют потолок (Рис. 10). К северу от дома №156 сохранились развалины построек из дикого камня и старого кирпича — построни. Как показал позднее план завода 1863 г., развалины относятся, скорее  всего  к  постройкам  времен  существования  завода,  которые маркируются, как «каменные дома для помещения рабочих». Неожиданная  находка  была  сделана  нами  в  саду  дома  № 197. Здесь была обнаружена часть трубы газоотвода домны, используемая долгие годы в качестве резервуара для воды (Рис. 11). Высота сохранившейся части газоотвода 2,4 м, диаметр — около 0,9 м.
Глубина  памяти  местного  населения,  проявившаяся  на  примере  дома  №156,  который  все  упрямо  называли  «конторой», обрадовала нас. Опираясь на фото окрестностей завода (рис. 6), мы  решили  провести  опрос  местных  жителей  с  целью  определения  местонахождения  последней  небольшой  домны,  а  также часовенки и колодца. Как свидетельствует И.П.Бардин, на месте Старопетровского завода к концу XIX в. «… сохранились кожух маленькой доменной печи, здание воздуходувных машин и часовенка с  иконой  Николы  Морского» (Бардин,  2008,  с. 34).  Местоположение  колодца  более-менее  точно  называли  многие  (не  менее  10 человек),  потому  что  в  свое  время  было  принято  «гулять  возле колодца»  и  даже  фотографироваться  там.  Место  часовни  с  иконой Николы Морского никто из опрошенных не помнил и даже не называл в разговорах. Очевидно, часовенка, стоявшая до начала XX в., была тогда же и разрушена, а потому не сохранилась в воспоминаниях  нынешних  жителей  поселка.  Остатки  зданий  возле домны  тоже  никто  не  называл.  Видимо,  в  памяти  опрошенных эти развалины слились с самым заметным оставшимся объектом завода – домной. Возможно и то, что кирпичные остатки стен зданий довольно интенсивно и сравнительно быстро были разобраны жителями поселка для собственных нужд. По поводу домны результат  опроса  нас  удивил  значительным  разбросом  мнений: люди показывали места, отстоящие друг от друга на 700—800 м. Анализ полученной информации позволил определить наиболее часто  упоминаемые  в  ответах  участки  территории  и  в  какой-то мере  очертить  местоположение  Старопетровского  завода  (скорее всего — части его) (Рис. 5).

Анатолий Усачук, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник отдела археологии Донецкого областного краеведческого музея

Окончание

Добавить комментарий