Наталия Иванова рассказала о Союзе кузнецов, знакомстве с Дебоем и сотрудничестве с властью Житомира

Секретарь Союза кузнецов Наталия Иванова в интервью Житомир.info рассказала об истории создания общественной организации, об известных кузнецах и житомирских династиях, о первой встрече с нынешним мэром Владимиром Дебоем и планах сотрудничества с городской властью.

— Когда в Житомире был создан Союз кузнецов?
— Наша организация молодая, в феврале 2013 года житомирскому Союзу кузнецов исполнится два года. Сейчас у нас 26 человек, это областная организация: есть ребята из Бердичева, из Новограда-Волынского. К нам просятся в Союз кузнецы из Винницы, из Киева, т.к. в столице нет своего союза кузнецов.

— Как у Вас возникла идея организовать кузнецов в союз?
— Наступил такой момент, когда захотелось заняться не тем, чем надо, а чем хочется. С металлом я имею дело всю жизнь, не по профессии, но я выросла на этом, в гараже вместе с папой. Когда я начала заниматься созданием организации кузнецов, то была очень серьезная подготовительная база: около двух лет ездила по Украине на специализированные фестивали, знакомилась с кузнецами, узнавала, как и что делается, т.к. для меня эта структура тоже абсолютно новая была. Приехала, например, в Ивано-Франковск, там Сергей Полуботько, я ему говорю: «Сережа, научи меня делать фестиваль кузнецов». Вообще, это удивительные люди, кузнецы – это особый дух, совершенно не важно, где ты живешь, какая у тебя национальность. Мне с этими людьми очень легко, они очень открытые и плюс талантливые.

— Много талантливых кузнецов в Житомире?
— К сожалению, Житомир в этом плане отстает. Во первых, из-за отсутствия учебной базы, в отличие от Запада Украины, от Харькова. У нас кузнецами становятся либо люди, которые прошли сварочные училища, либо по зову души кто-то что-то начал там себе тихонечко делать.

— У нас нет кузнечных династий?
— Есть династии, но их не много. Сегодня в Житомире есть несколько фирм, на которые работают по три-четыре брата. Есть люди из одной кузни, которые кузнецы в четвертом или пятом поколении. Но и кузнечное дело, как ремесло, тоже со временем видоизменяется. Ведь раньше кузнецы в некоторых селах даже были вместо попов: если не было церкви, то кузнецы заключали браки.

— Сколько всего кузниц в Житомирской области?
— Полгода назад мы насчитали в области около 54 кузниц, это без учета сварочных цехов, которые занимаются холодным гибом. В Житомире порядка 25 кузниц, есть хорошие три кузницы в Коростышеве, около четырех серьезных кузниц – в Бердичеве, в Новограде-Волынском – две, в Коростене есть неплохие ребята. Но практически все это самоучки.

— Что такое «холодный гиб»?
— Это дешевая работа, пример – завитушки на лавочках, их можно гнуть «на холодную». А художественная ковка более дорогостоящая. Есть кузнечные работы, есть такой вид достаточно сложных кузнечных работ как нанесение фактуры на металл – после ковки наноситься рисунок.

— Вы говорили о самоучках, а есть в Житомирской области кузнецы со специальным образованием?
— А нас есть одна «звездочка» в нашем Союзе – Алиса Дидковская, которая закончила Выжненское училище металлообработки (в Ивано-Франковской области). Алиса делает просто чудеса, она работает с медью, латунью, это просто высокохудожественные произведения. Есть еще Василий Соловей, который делает чудесные кованые кареты, он выпускник Питерской школы ковки.

— В чем успех житомирского Союза кузнецов?
— Наверное, успех в том, что я не занимаюсь кузнечеством, у меня нет фирмы. И ребята мне доверяют, они прекрасно знают, что я от них ничего не хочу. Когда Союз кузнецов только создавался, были люди, которые требовали: ты работаешь только с нами, а все остальные – побоку. Сначала нас было всего 8  человек. Теперь мы помогаем друг другу, и с заказами помогаем даже тем, кто не является членом Союза.

— Кто помогал Вам в создании Союза кузнецов Житомирщины?
— Ключевые фигуры – Сергей Полуботько (Ивано-Франковск), Виктор Бурдук (Донецк), Олег Криворученко (Крым), они своими советами, наставлениями помогли создать это движение. Очень хотелось, чтобы все сложилось так, как, например, сложилось в Донецке. Я не говорю о Львове и Ивано-Франковске, там это традиционно – кузнецы занимаются реконструкцией улиц, реставрацией, у них есть знания и опыт.

— Т.е. городская власть прислушивается к мнению кузнецов?
— Да. И для них это естественно, они не выстраивают свои отношения с властью, для них это естественный процесс. Если власти нужно сделать реконструкцию улицы, то она обращается к организации кузнецов. Кстати, во Львове есть несколько организаций – «Железный лев», «Кузнечный Львов» — они все между собой дружны. Да, там есть просто кузнецы, а есть весомые личности в кузнечном деле, как Орест Ивасюта – известный мастер не только в Украине, но и в Европе, заслуженный художник Украины, преподаватель Национальной академии искусств по обработке металла и дизайну. К мастерам обращаются, с ними советуются, там есть комплексный, профессиональный подход.

— Почему для примера выбрали Донецк?
— В Донецке отношения власти с кузнечеством начали выстраиваться 14 лет назад. И это 14 лет комплексной, успешной работы. Сегодня они имеют единственный в Европе парк кованых фигур, который уже разрастается до размеров ботанического сада. Я знаю мэра Донецка, я с ним общалась и есть необыкновенное уважение к этому человеку именно в аспекте сотрудничества с кузнецами. Мы не будем затрагивать политику, но это человек, который с уважением относиться и не принимает решения без обсуждения с союзом кузнецов, поэтому там успех. В этом году мы поздравляли Донецк с тем, что он принял международную конференцию европейского кольца городов-кузнецов и с тем, что они приобрели авторское право на парк кованых фигур.

— А как в Житомире выстраиваются отношения кузнецов с властью?
— Начало было очень неплохое – мы познакомились с Владимиром Дебоем на первом житомирском фестивале кузнецов весной 2010 года. Владимир Михайлович, который был тогда еще заместителем губернатора, меня нашел сам, за неделю до фестиваля. Он позвонил, извинился, что ничем не может нам помочь, но мы были благодарны и за то, что своим присутствием как заместитель губернатора он придал фестивалю статус. Наш первый фестиваль был очень успешным – участвовали 28 кузниц.

— Владимир Дебой заинтересовался кузнечным фестивалем?
— Да, ему это было интересно, у него «горели глаза». Были идеи работать комплексно, хорошо, красиво и четко. Помните проект по Замковой горе? Мы хотели сделать там парк кованых фигур, проект был воспринят городской властью очень хорошо, по рабочему, но, к сожалению, ничем не закончился. Мы выработали идеологию сквера за Домом правосудия, главный архитектор города Тарас Борис доработал визуализацию проекта. Было решено вместо парка сделать сквер с элементами ковки, который был бы историческим. Главная аллея парка должна была заканчиваться смотровой площадкой над обрывом на Замковой горе.

— Почему проект так и остался нереализованным?
— Все закончилось непонятным голосованием в горсовете, начались какие-то непонятные движения вокруг этого парка и все «завалилось».

— Есть работы кузнецов, которые вы просто дарили городу?
— Да, первый подарок – это герб (сейчас висит в фойе мэрии), мы подарили его в прошлом году, весной на выставке «Ковальська весна» мэру Владимиру Дебою. Это был такой душевный подъем, нам так много обещали. А «Девушка-Весна» — это не подарок, мы не можем делать такие дорогие подарки, но стоит она не много – 20 тыс.грн. Нашелся спонсор, который ее купил и подарил городу. Дебой сам предлагал сделать такую программу, чтобы после каждого фестиваля город получал в подарок по одной скульптуре. В принципе, если бы была конструктивная работа, то это обходилось бы городу не дорого – 5-10 тыс.грн., кузнецы очень добрые люди. Но нам очень не хватает конструктива в работе, такого, как в Донецке.

— А как вы можете охарактеризовать стиль работы в этом направлении житомирской власти?
— Никак, первый год был хороший, потом начались какие-то странности, странные назначения. Были люди, которые предлагали отдать им права на фестиваль кузнецов. Я понимаю, что для базара не хватает зрелищ, но фестиваль мы не отдадим. К нам и политики пытались «примкнуть», но я отвечаю всем одинаково – нет, фестиваль принадлежит городу. Сейчас, после третьего фестиваля, в котором прияли участие 84 кузнеца, даже были гости из Казани (Россия), был выкован «Язык до Киева доведет», житомирский фестиваль – это бренд, и очень серьезный бренд.

— Чья была идея выковать «Язык…»?
— Идея возникла спонтанно, у нас в Житомире есть одна фирма, молодая, но с очень интересными идеями, и мне позвонил поздно вечером один из их кузнецов с предложением выковать язык, правда, он предлагал назвать его «Язык депутата». Но с таким названием нам бы точно не разрешили его установить, после обсуждения решили назвать «Язык до Киева доведет». Мы планировали его поставить возле въездного знака «Житомир» со стороны Киева. Тарас Борис сделал неплохое предложение – установить язык в «точке ноль», это место, которое есть в каждом европейском городе, и указывает на начало отсчета расстояния между городами. Более неудачное место, чем то, где сейчас стоит «Язык…» трудно было выбрать. Но мы благодарны «Глобалу», потому что «Девушка-Весна» стояла у нас полтора года, «Язык…» бы стоял столько же. А «Глобал», как один из спонсоров проекта, установил скульптуру и обеспечил охрану. Кстати, на «Язык…» деньги – по тысяче гривен – собирались выделить предприниматели, которые входят в Совет руководителей предприятий и предпринимателей при мэре Житомира, а они собрали всего 8 тысяч. Но Дебой говорит «Наташа, надо ставить» и я заплатила деньги из своего кармана.

— Чем Союз кузнецов так возмутила кованая аллея на Михайловской?
— Я знала об этом проекте еще весной. Эскизы делали киевские мастера, которые работают в пластике металла, это должны были быть кованые скульптуры, художественная, очень серьезная и достойная работа. И мы думали, что аллея будет возле «Жовтня», там где «Киевстар» высадил аллею магнолий. В начале сентября мне позвонил Дебой и попросил, чтобы я посмотрела проект. Тогда я впервые узнала, что аллею будут ставить на Михайловской. Мы несколько дней изучали проект, после чего я позвонила Владимиру Михайловичу и сказала, что такую аллею на Михайловской ставить нельзя.

— Чем аргументировали?
— Тем, что этот проект не имеет никакой связи ни с художественной частью, ни с исторической. Я предлагала переработать проект, но заказчики отказались. А когда на пресс-конференции Дебой показал эскизы – у меня был стресс, что это все же собираются ставить на Михайловской. С проектами в начале октября я поехала к главному архитектору Тарасу Борису, он тогда еще не был уволен. Когда я попросила его объяснить, что это такое, он просто отшвырнул проекты и сказал, что при нем это на Михайловской стоять не будет (Борис написал заявление на увольнение по собственному желанию 9 ноября – ред.). Оказывается, ему весной показали наброски киевских кузнецов, он сказал, что эскизы интересные и разрешил делать проект аллеи. Потом проект переделали, но ему уже не показывали.

— Вы исключили мэра Владимира Дебоя из Союза кузнецов Житомирщины, а зачем его туда принимали?
— Мы его приняли после года знакомства, в надежде на то, что будем совместно работать. Это был своеобразный «аванс» на будущее. Но в последнее время мы видим, что кузнечным искусством прикрывают какие-то сомнительные проекты, мы не хотим в этом участвовать. Дебоя исключили из списка почетных членов Союза кузнецов за изуродованный вид исторической улицы Михайловской из-за проектов низкого художественного качества, которые являются антирекламой кузнечного дела.

— В 2013 году состоится в Житомире фестиваль кузнецов?
— Я не знаю. Нам нужна поддержка, нужны спонсоры, мы будем стараться их найти. Но мы не будем работать с политиками, возможно если политик – предприниматель, то мы можем сотрудничать с ним, как с предпринимателем, общественным деятелем.

Житомир.info. 23 декабря, 2012

Добавить комментарий